Курсы валют
$ 66.38
75.23
Озерск 19

Прогноз на 5 дней

17.08

19

18.08

13

19.08

14

20.08

16

21.08

17

Уважаемые посетители, сайт находится в тестовом режиме. Обо всех неполадках просим сообщать по адресу - oz.vestnik@mail.ru

Страсти по рутению

За пять месяцев все аргументы и факты Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), Росатома, Ростехнадзора, специальные заявления Росгидромета, экспертные заключения российских учёных о том, что Урал не является источником выброса Ru-106, на Западе до сих пор не воспринимаются всерьез, а порой и просто игнорируются. В Европе не утихает абсурдная кампания из всё новых и новых предположений возникновения «страшного радиоактивного облака». А в качестве основного «эксперта» по деятельности «Маяка» и Росатома выступает простой провинциальный фельдшер – бывшая гражданка России, обосновавшаяся в одной из европейских стран и выдвинувшая столько версий произошедшего, что хватит на сценарий телесериала. Не зря говорят: «пустая кастрюля громче гремит». На «Маяк» выливаются ушаты грязи с целью, чтобы предприятие захлебнулось от нелепых обвинений Запада и в попытках оправдаться перед деловыми партнёрами во всём мире о своей невиновности в выбросе рутения. А нужно ли нам оправдываться?..

Своё мнение по теме высказал Юрий Мокров, советник генерального директора Производственного объединения «Маяк», доктор технических наук, более 40 лет проработавший на предприятии, 30 из них в области охраны окружающей среды и радиационной безопасности.

– С момента регистрации рутения-106 (106 Ru) в атмосфере ряда стран западной Европы и в России (сентябрь-октябрь 2017 года) прошло уже более 4 месяцев, но интерес к этому необычному явлению не утихает.

Так, в январе 2018 года французский институт ядерной и радиационной безопасности (IRSN) опубликовал очередной научный отчет, посвященный изучению причин и источника широкомасштабного загрязнения 106Ru территории Европы в начале октября 2017 года. Этот отчет вызвал бурную реакцию в научной среде и в СМИ.

Знакомы ли вы с содержанием этого отчета и как вы сможете прокомментировать результаты этих исследований?

– Да, я ознакомился с материалами этого отчета IRSN и его основные результаты вызывают у меня крайне неоднозначную оценку.

Прежде всего, я хотел бы с самого начала отметить, что не собираюсь рассматривать различные политические и коммерческие аспекты самого отчета и комментариев к нему, которые несомненно имеют место.

Я предлагаю кратко рассмотреть только основные выводы авторов этого отчета, важные для идентификации природы происхождения источника поступления 106 Ru в окружающую среду.

1. Авторы указывают, что всего в атмосферу поступило от 100 до 300 ТБк рутения-106. Для подтверждения этого вывода не нужно проводить сложных расчетов, а достаточно перемножить площадь Европы, на которой регистрировался 106Ru (~ 5 млн.км2 = 5•1012 м2) на среднюю плотность загрязнения территории (20–50 Бк/м2). Полученный результат (100–250) 1012 Бк (100–250 ТБк) хорошо совпадает с данными отчета IRSN и является минимальной оценкой реального поступления 106Ru в сентябре 2017 года.

2. Далее авторы отчета начинают путаться. Сначала они указывают, что «…источник выбросов должен находиться довольно высоко», а затем (в следующем абзаце) отмечают, что «…произошел наземный выброс рутения в регионе, расположенном между р. Волгой и Уралом. Такие взаимоисключающие утверждения, по крайней мере, очень необычны для серьезного научного исследования.

3. Анализируя результаты сложных компьютерных расчетов, основанных на использовании «метода обратного моделирования», авторы отчета констатируют, что «…такой выброс, вероятно произошел в период с 25 по 28 сентября. Продолжительность выброса не превышала 24-х часов».

Указанный вывод противоречит приведенным в тексте отчета результатам экспериментальных измерений 106Ru по ранним датам регистрации загрязнения. Так, например, в таблице 1 отчета указано, что 106Ru был зафиксирован в пробе выпадений (г. Кыштым, Южный Урал) в период с 23 по 24 сентября 2017 года, то есть на 2-3 дня раньше предполагаемой даты выброса. С другой стороны, в приложении 1 к отчету указано, что первые данные о содержании 106Ru в г. Будапеште (Венгрия) относятся к периоду с 22 по 25 сентября. Остается только догадываться, как гипотетический выброс, произошедший 25.09.2017 на Урале мог в тот же день оказаться за 2500 км в г. Будапеште. При этом следует отметить, что по данным метеонаблюдений в период с 22 по 26 сентября 2017 года в районе расположения ПО «Маяк» преобладали штилевые условия погоды (ветер отсутствовал).

4. В заключении авторы отчета однозначно указывают, что «…наиболее вероятная причина выбросов 106Ru связана с операциями по переработке облученного ядерного топлива (ОЯТ), проводимыми на предприятии расположенном в регионе между р. Волга и Уралом». Другими словами, источником загрязнения атмосферы объявлен радиохимический завод ФГУП «ПО «Маяк».

Указанное обвинение IRSN основано только на результатах модельных расчетов и противоречит собственным утверждениям.

– О каких противоречиях идет речь?

– Ранее, в сообщении IRSN выпущенном 09 ноября 2017 года, указывалось, что при выбросе (100–300) ТБк из наземного источника, в районе выброса должно сформироваться значительное радиоактивное загрязнение территории, при этом радиационная обстановка потребует принятия срочных мер защиты населения и персонала. Расчеты выполненные специалистами нашего предприятия в целом подтверждают этот вывод.

Однако, многочисленные радиационные обследования прилегающих к предприятию территорий, выполненные независимо специалистами ПО «Маяк», Росгидромета, Роспотребнадзора, ФМБА России с использованием мобильных радиометрических лабораторий, переносных дозиметрических приборов, полевых гамма-спектрометров и др., не выявили никаких отклонений в радиационной обстановке. Не обнаружен рутений и при лабораторных измерениях проб почвы и растительности, комиссионно отобранных в районе расположения нашего предприятия.

– В отчете IRSN указывается, что рутений, как химический элемент, может активно переходить из твердой (жидкой) формы в газообразную форму при повышении температуры среды более (100–120) ºС. При этом газообразный рутений (в форме RuO4) практически не задерживается обычными газоочистными системами. Такая особенность этого элемента, по мнению авторов отчета, позволяет объяснить моноизотопный характер источника выброса. Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Радиохимическое производство на нашем предприятии эксплуатируется начиная с 1948 года. Специалисты ПО «Маяк» очень хорошо знают все особенности поведения газообразного рутения, а действующие газоочистные установки учитывают эти особенности. Так, например, система газоочистки цеха остекловывания жидких ВАО предполагает уже на первом этапе очистки охлаждение отходящих от электропечи газов до температуры ниже 40 ºС с использованием специального барботёра. При этом практически весь газообразный рутений переходит в твердую форму и полностью задерживается уже на первой ступени аэрозольной очистки (всего существует 4 ступени очистки разных типов).

Оперативные (автоматизированные) и штатные (ручные) системы контроля выбросов не зафиксировали никаких отклонений от обычных значений.

– В отчете IRSN предпринята попытка увязать предполагаемый выброс Ru106 на ПО «Маяк» с изготовлением по заказу французских ученых специального источника из 144Се для проведения уникальных фундаментальных исследований. Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Выполнявшиеся на нашем предприятии в 2017 году работы по изготовлению источника на основе 144Се ни при каких обстоятельствах не могли привести к повышенному выбросу 106Ru по многим причинам. Помимо уже вышеуказанных аргументов отмечу ещё только один. В период с августа по ноябрь 2017 года работы по изготовлению источника 144Се проводились только с концентратом редкоземельных элементов (РЗЭ) в котором 106Ru мог находиться только в «следовых» количествах. Все образовавшиеся на предварительной стадии жидкие отходы, содержащие в том числе и 106Ru, были еще в июле 2017 года направлены на хранение в специальную емкость, предназначенную для накопления ВАО и подготовку их к дальнейшему остекловыванию, которое будет выполнено не ранее 2019 года.

– Если ФГУП «ПО «Маяк» не причастно к выбросу 106Ru в сентябре-октябре 2017 года, то что могло послужить причиной поступления такого значительного количества 106Ru в окружающую среду?

– Это очень интересный, важный и самый главный вопрос.

Все о чем я говорил ранее, основано на огромном объеме экспериментальных данных контроля, а каждое утверждение и вывод могут быть подтверждены документально. Но если мы будем говорить о природе источника поступления Ru106 (где, когда, при каких обстоятельствах он образовался), то это область предположений и гипотез, которые ещё нужно всесторонне рассмотреть и проанализировать.

Еще в середине октября 2017 года, когда стали известны масштабы и временные рамки этого события, специалисты нашего предприятия выдвинули предположение, что источник 106Ru имеет «космическое и транзитное» происхождение.

– Что это означает?

– «Транзитный» характер источника означает, что воздушное облако, содержащее 106Ru поступило в район расположения нашего предприятия извне, то есть этот рутений не имеет никакого отношения к ПО «Маяк». При этом работники предприятия и жители города Озерск подверглись такому же внешнему воздействию, как и жители остальной Европейской территории. «Космический» характер источника означает, что 106Ru поступил на Южный Урал и в район нашего предприятия на очень большой высоте, около 5-6 км.

– То есть Вы предполагаете, что 106Ru мог образоваться при падении или сгорании в атмосфере космического аппарата на борту которого содержалось не менее 100 ТБк 106Ru? Но ведь в отчете IRSN отмечается, что такая версия является маловероятной. Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Поскольку я твердо знаю и абсолютно уверен, что источник поступления 106Ru в атмосферу не связан с нашим предприятием, то версия о «высотном и транзитном» характере источника должна рассматриваться в качестве основной.

Версия со спутником – это один из возможных вариантов, но представляющийся мне наиболее вероятным.

Но обо всем по порядку. Рассмотрим сначала аргументы IRSN, по которым версия об использовании на борту космического аппарата Радиоизотопного Термоэлектрического Генератора (РТГ) на основе 106Ru представляется им маловероятной.

1) Ссылка на то, что МАГАТЭ и Управление по вопросам космического пространства ООН (UNOOSA) не имеют информации о вхождении в плотные слои атмосферы спутников, содержащих РТГ с Ru106, несостоятельна по следующим причинам:

- вышеуказанные организации имеют сведения только о гражданских космических объектах и не располагают полной информацией о военных (разведывательных) спутниках;

- например, известно, что разведывательные спутники с радаром бокового обзора из-за низких орбит не могут использовать солнечные батареи, но испытывают высокую потребность в электроэнергии;

- время эксплуатации таких спутников на низких орбитах может быть очень ограниченным (1-2 года);

- РТГ на основе 106Ru идеально подходят для использования на таких спутниках, поскольку к моменту неизбежного падения спутника активность 106Ru существенно снижается и становится малоопасной для жителей Земли.

Отмечу, что Россия должна быть исключена из списков возможных «стран-кандидатов», поскольку ПО «Маяк» не проводит выделения рутения-106 из облученного ядерного топлива уже более 30 лет.

2) В случае, если низколетящий военный разведывательный спутник с радаром бокового обзора просуществовал на орбите Земли не более 1-2 лет, то отношение активности 106Ru к 103Ru в источнике могло быть близко к 4000.

3) IRSN совершенно справедливо утверждает, что полное сгорание космических спутников обычно происходит в стратосфере, а процессы переноса продуктов сгорания в верхних слоях атмосферы характеризуются очень слабым рассеиванием. При этом вертикальный перенос загрязняющих веществ обычно происходит очень медленно. Маркером, характеризующим скорость обмена воздушных масс между стратосферой (слой 10-50 км) и тропосферой (слой до 10 км) обычно являются космогенные радионуклиды 7Ве и 22Na. В сентябре-октябре 2017 года содержание этих радионуклидов в приземной атмосфере оставалось на уровне обычных значений. По мнению специалистов IRSN, все вышеуказанные аргументы отвергают космическую природу источника 106Ru.

По моему мнению эти аргументы не являются достаточными по следующим причинам:

Известно, что атмосфера Земли состоит из нескольких слоев. Нижний приземный слой атмосферы высотой до 10-12 км называется тропосферой. Стратосфера, где происходит сгорание большинства космических аппаратов при входе их в атмосферу, обычно расположена на высотах от 10-12 до 40 км от поверхности Земли. Переходный подслой между тропосферой и стратосферой называется тропопаузой. В этом слое обычно происходит интенсивное накопление различных загрязнителей в виде аэрозольных частиц, поскольку тропопауза характеризуется устойчивой температурной стратификацией. Следовательно, тропопауза является с одной стороны своеобразным накопителем загрязняющих веществ, а с другой стороны – задерживающим экраном, препятствующим тропосферному перемешиванию воздушных масс.

Действительно, по данным Гидрометцентра России (ГМЦ) в последней декаде сентября 2017 года отсутствовали условия для активного прямого перемещения воздуха между тропосферой и стратосферой. Вместе с тем, в этот период времени в ряде районов над Европейской территорией России (ЕТР), Урала и сопредельных территорий наблюдалось редкое атмосферное явление, связанное с понижением границы тропопаузы до уровня 6,5-8 км. Такие районы иногда называют «воронками» или «ямами». При этом накопленные в тропопаузе аэрозольные частицы могли опускаться («проваливаться») еще на четыре километра ниже (до 2,5-4 км от поверхности Земли), что создавало условия для интенсивной нисходящей циркуляции воздушного потока и поступлению аэрозоля в приземный слой. Существовало по крайней мере три такие «воронки» (зоны с пониженной границей тропопаузы): на Южном Урале в районе Кыштыма (воронка №1), на юге Украины (воронка №2) и к востоку от северной части Каспийского моря в Казахстане (воронка №3). При таком варианте развития событий космический аппарат мог сгореть в другое время (раньше 23.09.2017) и в другом месте (за пределами Европы), а продукты горения, содержащие рутений постепенно накапливались в слое тропопаузы до тех пор, пока не образовались соответствующие «воронки» и начался процесс интенсивного поступления рутения в нижние слои тропосферы. Поскольку воронки имеют ограниченные пространственные размеры, то поступление рутения не привело к заметному увеличению концентрации космогенных радионуклидов 7Ве и 22Na в приземном слое атмосферы.

По данным ГМЦ России «…метеорологическая обстановка на Южном Урале и центральной частью ЕТР в период с 25 сентября по 6 октября определялась обширным антициклоном с центром в районе Белого моря, который практически смыкался с антициклоном в центральной части Западной Сибири. В результате этого в южной части Западной Сибири, на Южном Урале, в Прикаспийской низменности и Предкавказье возникли условия для активного восточного переноса воздушных масс и загрязняющих веществ с территории Южного Урала и южной Сибири в район Средиземноморья и, затем, на север Европы».

Таким образом, глобальный перенос воздушных масс и поступившего из тропопаузы рутения мог осуществляться по маршруту от воронки №1 (Урал) на юго-запад и от воронки №3 (Казахстан) в район воронки №2 (Украина), а затем в район Средиземноморья и далее на север Европы. Вышеуказанная версия позволяет логично объяснить практически все противоречия январского отчета IRSN.

Кстати, наличие воронки №3 может объяснять также имеющиеся экспериментальные данные о регистрации рутения-106 на территории Казахстана и Красноярска.

Конечно, все вышесказанное о разведывательном спутнике с радаром бокового обзора является только одной из возможных гипотез, но это предположение представляется мне значительно более вероятным, чем искать виртуальный выброс из трубы радиохимического завода ФГУП «ПО «Маяк». Я бы порекомендовал специалистам IRSN детально проработать эту версию.

Илья Яковлев

Источник: ozersk.ru

Возврат к списку

Комментарии

Комментариев нет